Никакие самые честные и прозрачные выборы на свете не заменят конкретной работы по развитию страны.

Сегодня в России популярна точка зрения, что главное для нашей страны — политические реформы. И квинтэссенция таких преобразований — стопроцентная гарантия «честных выборов» (правда, не очень понятно, что разные оппозиционеры под этим выражением имеют в виду, а главное, совершенно не ясно, чего же они собираются делать со страной после этих самых «честных выборов»). Спору нет, развитие демократических практик очень важно для России. Однако в ходе текущей политической борьбы им придается явно преувеличенное значение.

Никакие самые честные и прозрачные выборы на свете не заменят конкретной работы по развитию страны. И потому «честные выборы», после которых все как по волшебству должно расцвести, — это обман, по сути равноценный тому обману, на который купился, например, египетский народ. Тирана Мубарака скинули, но жить-то лучше не стало. Ведь большинство людей хотят именно лучшей жизни. А лучшая жизнь не возникает от политических шараханий, она приходит в процессе изменения положения страны в мировом распределении труда. Самая честная старательная власть, которая не способна повысить место своей страны в этой международной экономической иерархии, в конечном итоге будет обвинена в неэффективности.

Но при этом и международное сообщество, обычно так рьяно поддерживающее демократические преобразования, не заинтересовано в повышении мощи конкурентов. А без повышения производительной мощи страны невозможно и укоренение демократии. Для сравнения: промышленность Швейцарии производила в 2007 году добавленной стоимости на душу населения в размере 10,9 тыс. долларов. Промышленность Германии — 8,6 тыс. долларов, США — 5,8 тыс., России — 1,4 тыс., Китая — 0,9 тыс. долларов. Вот это и есть настоящий «рейтинг демократичности». Потому что сила промышленности определяет и уровень жизни, и качество образования, и степень политических свобод.

Но развитие промышленности не достигается проведением политических реформ. Скорее, глубина реформы определяется степенью социально-экономической готовности страны. И повышение своего места в мировой табели о рангах промышленно развитых держав — это крайне тяжелая работа, предполагающая готовность не только развивать страну изнутри, но и жестко толкаться локтями на международной арене. Во многом поэтому промышленные рывки удаются обычно авторитарным странам, которые меньше подвержены влияниям извне. Но успех их оказывается недолговечен, поскольку механизмы авторитарной индустриализации мешают формированию более устойчивого экономического и политического уклада, опирающегося на политические свободы и инновации. Поэтому, когда всерьез размышляешь о тех сложностях, которые приходится преодолевать стране, избирающей аккуратное, постепенное восхождение, смешно выглядят аргументы тех, кто пытается всю эту сложность свести к одному простому фактору. К тому же явно не главному.

У России есть все, чтобы решить эту задачу: военный потенциал, делающий нашу страну самостоятельной, огромные природные ресурсы, неплохая индустриальная база и образованное население. Но именно по причине нашего большого потенциала нам будут и отчаянно мешать, пытаясь столкнуть нас либо в одну, либо в другую сторону (или хаос, или стагнация). Нам же предстоит удержаться на среднем пути, и взяться за эту задачу придется Владимиру Путину. Из действующих политиков он наилучшим образом подходит на эту роль, и именно он жестко связал свою личную судьбу с международным успехом России.  

Истчоник: newsland.ru